Par leģionāriem, 9. maiju un visu pārējo hu**u

Ja mani tik ļoti šodien nebūtu aizskārusi Kļeckina aizstāvēšanās, kad viņu intervēja Bankovskis («Rīgas Laiks», 2008. gada aprīlis), droši vien pat neiedomātos to nekad pieminēt, bet šoreiz tiešām gribās, it īpaši tāpēc, ka Selecka blogā mani nodēvēja par lohu, kas visus uzskatot par okupantiem (piedod, Selecki, tas nekādā ziņā nav attiecināms uz tevi personīgi).

Хенде хох, Гитлер капут
В России есть только один культ хуже православия — культ Дня победы. Священный трепет, придыхание, особая лексика, слова о памяти, приторная забота о ветеранах — все это вызывает приступы рвоты. Поездки молодоженов к ближайшему памятнику 1941–1945. Ежегодные установки новых памятников и мемориалов. Возрождение худших традиций советской монументальной художественно–графической пропаганды из цифр, картонных орденов Победы — не помешались ли люди?

Вся эта религиозная хуйня меня чудовищно раздражает. Все это не имеет никакого отношения к победе. Ветеранам 60 лет внушают героизм и величие поступков, они под старость даже начинают сами в это верить. В жизни никакого героизма и величия поступков не существует. Существуют патриотизм, месть, необходимость умереть, борьба за выживание и другие человеческие качества. Обожествлять эти качества — такая же глупость, как молиться мощам.

Для тех, кто прошел войну, она стала очень важным, но всего лишь одним из событий в жизни. Нельзя воевать четыре года для того, чтобы оставшуюся жизнь думать только о войне. Война остается эпизодом для тех, кто выжил. Выжили, и дальше продолжают. Никакого отношения памятники, монументы, музеи и прочая пропаганда не имеют к жизни. Думают остаток жизни о войне только умопомешанные.

Памятники Великой отечественной войне один другого безвкуснее. Площади, оформленные вечным огнем — апофеоз брежневской школы архитектурно–градостроительной деградации и непрофессионализма. Стелы, стоящие в каждом районе, ужасны. Самое главное, что стела из обычного сраного бетона тут же становится священной – ее нельзя ни тронуть, ни снести. Хотя по сути она — кусок бездушного конъюнктурного говна. Но все боятся об этом сказать вслух, потому что “наши деды воевали за нас”.

После победы над Наполеоном в России установили, может, 20 памятников. После победы над Гитлером — десятки тысяч. И ставят до сих пор. Начиная от обязательного для каждой деревни покрашенного пятью слоями серебряной краски бойца, заканчивая тупейшими гранитными композициями в центрах всех русских городов.

Сразу после войны памятники были скромные, а со временем День победы стал официальным поводом спиздить бабок под предлогом необходимых жертвоприношений новому культу. Чего стоит комплекс на Поклонное горе — тупейшее, бессмысленнейшее, невъебически дорогое сооружение для никого. День победы ввели через 20 лет после дня победы – в 1965 году. Значит, тем, кто действительно вспоминал победу при жизни, выходной был не нужен.

Для меня День победы практически потерял смысл вместе со смертью воевавшего деда, который умер в этом году (http://www.redstar.ru/2008/03/15_03/3_04.html). Он воевал с первого по последний день войны, и всю жизнь был военным, а праздник был таким поводом позвонить ему. Он был генерал-полковником, но у него не было дачи и машины. Зато на похоронах, вопреки новому указу министра обороны, отменившего траурное марширование меньше, чем для генерала армии, распорядитель велел в знак уважения промаршировать (не уверен в точности всех деталей, но на военном языке это многое значило).

Я не люблю ритуалы и придуманные чиновниками традиции. Для меня День победы — это такой романтический праздник, на втором месте после Нового Года. Но он не имеет никакого отношения к выступлению ветеранов в школе, к установке очередного вечного никому не нужного огня, к разговорам о том, что кто-то за нас воевал.

Георгиевская ленточка мне нравится, потому что она не претендует на тупую гранитную псевдопамять. Она стала таким же образом, как гвоздика на 7 ноября, мимоза на 8 марта, елочная игрушка и красная шапка на Новый Год. Это в любом случае лучше, чем муниципальный землеотвод под неприкосновенную поебень.

Если что-то и вызывает во мне настоящие переживания о событиях, к которым ни я, ни вы не имеем уже никого отношения, то это вот такая картинка из архива:

Москвичи на площади Свердлова осматривают сбитый над столицей немецкий самолет. 1941 год. Фото О. Кнорринга, РГАКФД.

Artēmijs Ļebedjevs, LiveJournal.

***

Un tieši to pašu es vēlētos teikt par mūsu fanātiskajiem leģionāru aizstāvjiem un it īpaši — noliedzējiem. Jūsu fanātiskā tieksme kaut ko pierādīt ir apbrīnojama. It īpaši tāpēc, ka jums ar to, patiesībā, nav praktiski nekāda sakara, jo neba jau mūsu kritušie senči (un arī manā ģimenē tādi ir) noteica to, zem kāda režīma mums tālāk būs jādzīvo. Lielākoties to izlēma nācijas, kuras Latviju, labākajā gadījumā, gadsimtiem ilgi ir uztvērušas tikvien kā par izdevīgu tirdzniecības punktu. Nez kāpēc tad Saules kaujas piemiņas dienā cilvēku savācas tikai daži simti? Kāpēc mums nav poļu, zviedru, vāciešu, norvēģu, dāņu, lietuviešu, franču un nez kādu vēl nāciju protestētāju, kas aizstāvētu sevi pret «drakoniskajiem» latviešu senčiem, kas kopš neatminamiem laikiem ir cīnījušies par savu vietu uz šī zemes pleķīša?

13 thoughts on “Par leģionāriem, 9. maiju un visu pārējo hu**u”

  1. Тёма очередной раз решил скандально себя пропиарить. Ты только добавляешь ему известности. Но спешу успокоить, популярность Лебедева тебе не грозит! :)

    Всеобщая истерия с 9 мая, это часть путинской программы поднятия патриотизма и сплачения российского народа. Не скажу, что это плохо. Это патриотично, но культа из этого тоже делать не следует. Лебедев высказался словами человека, который никогда не воевал. Все современники просто не знают, что это была за война. И я не знаю и ты не знаешь. Но рассматривать этот день как праздник мира я не отказываюсь.

    Насчёт легионеров, ну тут ничего сказать не могу, просто неприятно и непонятно, когда кто-то гордо марширует под фашистскими знамёнами.

    Что касается моего блога, то никто тебя там не принимает за лоха. Я лишь не вовремя пресёк назревающий конфликт. Один человек, который резко выразился в твой адрес — это один человек. У меня, кроме него 369 подписчиков. Чем же они виноваты? За что ты так нелицеприятно отзываешься о моём блоге? Как будто мой блог — рассадник нацболов. Этого человека попросил быть терпимее и он, как я и ожидал, оказался понимающим человеком.

    Не думал, что моё упоминание об окупантах тебя так заденет. Меня, если честно, в тот день задела следующая статья http://rus.delfi.lv/archive/article.php?id=20909657&categoryID=18698009&ndate=1210366800 и я не сдержался и добавил своё мнение. Не потому задела, что меня до сих пор считают окупантом (мне это просто смешно, да и только), а потому, что не делом занимаются, а всякой ерундой, за наши (налогоплательщиков) деньги.

    P. S. ещё раз прошу, если есть какие-то непонятки или претензии, ко мне или к моему блогу — напиши лично, а не публично. Не нужно изливать всё это в интернет, он и так уж переполнен эмоциями. Хотелось бы побольше полезной информации.

    P. P. S. извини, что по-русски, но высказаться по-латышски мне словарного запаса не хватает.

  2. Paldies tev, Selecki, ka atsaucies. Tas priecē.
    Savukārt tavi izteikumi par leģionāriem mani tik un tā aizskar. Un tas, ka krievu mediji atļaujās atsaukties «Redz, cik daudz Latvijā fašistu!» tikai tāpēc, ka mēs 9. maiju nesvinam, karinot Georgija lentītes uz automašīnu antenām, ir vairāk kā smieklīgi. Vēl jo vairāk tāpēc, ka visa pasaule par 2. Pasaules kara beigām uzskata 8. maiju.
    Bet tie paši leģionāri bija cilvēki, kas cīnījās par manas zemes brīvību. Jā, tieši tā, par manas zemes brīvību. Un pilnīgi vienalga, zem kāda karoga. Tu par to neko nezini. Vai arī, kā lielāka daļa to, kas uzskata leģionārus par nacistiem, nevēlies neko zināt. Un tas kremd.

  3. Так фишка ведь в чем – никто под немецкими знаменами не марширует. СМИ надо о чем-то рассказывать, а рассказывать правду не интересно и к большому резонансу не приводит. Поэтому начинается дергание разных веревочек, которые привязаны к таким “прокачанным” темам как фашизм, ВОВ и т.д. А ведь на деле нет ничего, но людей уже накачали и они в это верят. И в падлу тем, кого считают противниками (скорее всего только в этот день) идут и доказывают что-то возле памятников. И что показательно, чем большая задница наблюдается в общей ситуации в стране, тем более активными становятся доказывания. С другой стороны, пусть лучше напряжение выливается в такие события, чем накапливается.

  4. vtv, я неправильно выразился. Воевали под фашистскими знамёнами, а их потомки маршируют в их честь, причём в немецкой форме.

    Mr. SergE, по твоему они воевали на стороне нацистов, за свою Родину? Как это можно понять? За какую Родину? Оккупированную немцами? Или в те времена латышы были такими наивными и поверили на слово фашистам, что им дадут независимость, если пойдут в СС воевать против Красной Армии? Если они так действительно думают, то они на каждом марше просто демонстрируют свою глупость. И неприязни и отвращения у меня это не вызывает, а только смех и жалость.

    К слову, о фашистах. Впечатление о фашизме в Латвии развилось не только из-за легионеров и поддерживающих их людей, а всё вместе: постоянные толки об оккупации, вместо того, чтобы думать как экономику спасать, дискриминация русского языка в школах, вузах, гос. учреждениях, нелицеприятные высказывания со стороны политиков и известных лиц (Добелис, Гарда, Грутупс) по отношению к русским и тому подобные вещи. Это нельзя назвать фашизмом, это скорее русофобия, но СМИ больше нравится громкое заметное слово «фашизм», поэтому они его и используют. Конечно, это не корректно. Но дыма без огня не бывает. И как правильно заметил vtv, чем больше пресенгуют русских, тем больше их у памятника на 9 мая.

  5. Pag pag, un ko tu vēlētos ar to muļķību pateikt — leģionāriem vajadzēja karot dižās Sarkanās armijas pusē, lai mūs ātrāk varētu sākt deportēt uz Sibīriju vai arī šaut tepat Rīgā, čekas pagrabos?
    Ņikita — ja tu uzskati, ka latvieši nav bijuši okupēti tikai tāpēc, ka Ulmanis izvēlējās nekarot ar komunistiem, bet vienkārši padoties, lai būtu mazāk aisinsizliešanas un tāpēc nav notikusi Latvijas piespiedu iekļaušana Padomju Savienībā, tad tu esi vai nu neattapīgs (kāds tu man nekad neesi licies) vai arī «sakodēts» (kā ir ar lielu daļu Baltijas krievvalodīgo).

  6. Я не призываю вставать под советские знамёна. Я говорю о том, что произошло, а не о том, что и как надо было делать.

    Причём здесь вообще Ульманис? Я говорю не о 40-м годе, а о событиях произошедших позже, уже во время войны.

  7. Es arī runāju tieši par to, kas notika. Okupēja mūs tieši Ulmaņa laikā. Represijas sākās pirms kara. Mēs cīnījāmies pret Savienību, jo vēlējāmies atbrīvoties no represoriem.

  8. Nikita: “Или в те времена латышы были такими наивными и поверили на слово фашистам, что им дадут независимость..”

    Palasi arī citas grāmatas.

  9. Mr. SergE, хотел многого понаписать, но не буду. Судя по всему ты законченный русофоб. Я не хочу с тобой обсуждать историю, потому что её перевирают и переписывают все кому не лень. Я лично никого не оккупировал, я гражданин Латвии. Хочешь объявить 25% граждан Латвии оккупантами? Дерзай. Мне по барабану. Я буду над вами только смеяться.

    lv@lv, меня больше интересует будущее, а не прошлое. Когда вы наконец успокоитесь трындеть про оккупацию и займётесь делом. Хотя, можете и трындеть, этим вы только задеваете пенсионеров и ветеранов войны, которые ни в чём перед вами не виноваты. А русская молодёжь в это время будет зарабатывать деньги и уж поверьте, русские в Латвии куда конкурентноспособнее на рынке труда, поскольку знают латышский язык лучше, чем вы — русский. Спасибо вам за законы о языке. Теперь мы лучше знаем латышский язык и способны выгнать вас с вашего рабочего места. :)

  10. Pag pag, Ņikita. Ir maziņa problēmiņa mūsu saskarsmē — tev šķiet nenozīmīgi, ka Padomju Savienība (un nevis krievi, kā tautība!) ir okupējusi un mēģinājusi rusificēt Latviju (tāpat, kā Ukrainu, Lietuvu, Igauniju un daudzas citas valstis), bet tai pat laikā, tev šķiet nozīmīgi, ka daudzu latviešu tēvi un vectēvi līdzās dēliem grib nolikt ziedus par godu saviem senčiem, kas cīnījās pret iebrucējiem? Vai varbūt tu nesaproti to, ka Latvijai gan fašisti, gan sovjeti vienmēr ir bijuši iebrucēji?
    Un ir tikai viena atšķirība — fašisti savu okupāciju ir atzinuši, sovjeti — nē. Vācija sarkst un kaunās par savu senču nodarīto (tai pat laikā viņus pieminot un noliekot viņiem, kā saviem vecākiem, ziedus kapos), bet Krievija ir lepna par Padomju Savienības sastrādāto. Un to mēs nevaram un negribam pieņemt, jo tas ir slimi.

  11. Да при чём тут это? Я не хочу обсуждать кто прав, а кто виноват. Я не компетентен в вопросах истории. Я высказываю лишь собственное ощущение от сегодняшней ситуации в стране. Если правительству нечего делать, а только лишь бы потрындеть о переписи истории, то наверное не ту страну назвали Гондурасом. Мы что, уже обогнали по уровню жизни Люксембург?

    Я сказал, что мне не приятно, что кто-то марширует в немецкой военной форме времён фашистской Германии. Можете считать, что Советский Союз оккупировал Латвию в 40-ом году, а латыши боролись с ним за свою свободу. Только почему они не воевали за свою свободу на стороне советов против фашистов? Или они считали фашистов освободителями? Смешно да и только.

  12. Kaut kā tu atkal jaucies pa savām domām. Latvieši karoja gan nacistu, gan sovjetu pusē. Nevajag te tagad pīlītes pūst.

    Un par to, ka tev ir neerti kaut kas — man ir neērti, kad pie iebraukšanas Pārdaugavā man ir jāblenž uz milzīgu monumetu, kas simbolizē manas un daudzu citu ģimeņu daļēju vai pilnīgu iznīcināšanu. Un es tev par to neko nesaku — ļauju tev no sirds izpausties 9. datumā.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *